О ценности творчества и усилий

Если мы ограничиваемся наблюдением только за внешней стороной дела, то можем очень и очень сильно ошибиться.

Например, когда судим о чем-то по результатам или по видимым усилиям. Потому что мы никогда не знаем, какую внутреннюю цену платит человек за то, что он делает.

Например, кто-то на соревнованиях прибежал последним в марафонском забеге. Неудачник, слабак? А я вот, как бывший легкоатлет, думаю о том, сколько внутренних сил ему могло потребоваться, чтобы не сойти с дистанции — потому что такое искушение есть — и все-таки доковылять до финиша. Зная при этом, что ты — последний.

Сколько внутренних усилий требует сказать правду прямо в лицо родителям, и без подросткового вызова, а со страхом — что сейчас накажут. И ведь наказывают часто. Получается — за правду.

Солдат в бою может обмочиться от страха (и это бывает нередко). Но остаться на позиции. Кто-то может смеяться над этим, но те, кто смеются — они остались бы на позиции, если бы по ногам потекло от ужаса?

Сколько внутреннего мужества может потребовать простое «нет» своему начальнику, жутко напоминающего отца-тирана. Да, такое вот запинающееся, неуверенное, испуганное, жалкое «нет». По степени интенсивности такое переживание может достигать уровня стресса в бою.

Выйти на сцену и доиграть неудачно начавшуюся мелодию, дочитать стих, договорить монолог. Или выйти на татами для безнадежно проигранного соревнования в единоборствах или коряво прыгнуть с трехметрового трамплина — когда жутко хочется просимулировать болезнь и отказаться… Признаться в любви — или даже подойти к девушке/юноше. Впервые выложить в сеть свои стихотворения/статьи. Согласиться показать свою работу как психолога перед коллегами. Организовать с маленькими детьми спектакль для зрителей. Заговорить с иностранцем на его языке с этим смешным или грубым акцентом: для кого-то просто, а для кого-то — зависнуть над пропастью.

Если что-то плохо получилось — вовсе не обязательно лицемерно хвалить и говорить что «все отлично!», я не люблю этот приторный позитив. Но сказать об уважении к тем, кто вышел и решился — считаю очень важным.

Мужество быть проявляется именно в такие моменты — когда все внутри сжимается, когда платишь высокую внутреннюю цену — но делаешь. Дело часто не в процессе и не в результате. А в том, что решился. Даже если то, что сделал, кому-то кажется никчемным или незначительным.

Поэтому так растаптывает самоуважение чье-то самоуверенное «ну это всего лишь… «, «ну, это просто…» или «вот если бы…» Сначала добегите. Последними. Под свист.

© Илья Латыпов

О ценности творчества и усилий: 13 комментариев

  1. А почему собственно все должны реагировать на критику одинаково? Всегда будут Тригорины и их антиподы Треплевы. Почему холерик должен воспринимать критику так же как сангвиник и флегматик обязан реагировать подобно меланхолику?

    То что разные люди реагируют по-разному вполне естественно. Поэтому критика, если она не ленива, должна искать индивидуальный подход или держатся в определенных рамках не переходя черту дозволенного. Это если исходить из того, что критик своей работой хочет добиться некой взаимно полезной цели.

    Тактичность это наше всё.

    У русского человека самокритика часто принимает болезненную форму самоедства, поэтому публичное унижение и травля не лучшие педагогические методы. Втоптать люди любят, им все кажется, что надо опустить творца с небес на землю, где он по их мнеию весело порхает.

    Еще есть гораздо более неприятная форма давления — игнорировать. Для многих это даже хуже чем когда напишут гадости. Но хрен редьки не слаще.

    Самое уморительное в нашем сообществе, это критика на критику. Кто-то найдет в тексте или игре сильную сторону на фоне в общем-то негативных отзывов, но тут появляется еще один критик и говорит: «Он тебя не похвалил, а тонко поиздевался и унизил, потому что знал, что ты дурак и до тебя не дойдет. А я человек прямой и скажу тебе в лицо. Ты полный ноль.»

    Тема в общем-то вечная и неисчерпаемая. Тригориных будут любить и чествовать, а Треплевых в лучшем случае не понимать.

  2. Последнее время завидую социопатам. Они могут делать то, что хотят, не обращая внимания на окружающих людей. Меня воспитывали, увы, не так. И этот вот постоянный «мониторинг» настроения окружающих, с годами, перешёл в автоматизм. Поэтому да, если на этапе разработки вдруг начинают приходить мысли, что это никому не нужно, что никто не будет в это играть и тому подобное, то и дописывать не хочется. А с другой стороны кто эти «никто»? Разве любители квестов на классик куспе не достойны, чтобы для них написали игру? Пусть их мало, тех, кто любит текстовые квесты, пусть ещё меньше тех, кто любит в них играть на классик куспе, но разве это повод не делать ничего для них? Почему обязательно надо ориентироваться на «широкую» аудиторию — браузер + картинки + ещё что-то? А потом начинается: а вставлю-ка я тут судоку, вдруг кто-то ради него захочет поиграть, и добавлю ещё пазл «собери картинку» (почему нет?), а ещё ж надо взять сеттинг какой-нибудь попопулярнее — Лавкрафта, например, — и будет у меня отличная игра и куча игроков. Только, где-то в процессе всего этого, теряется душа и удовольствие от творчества, а это демотивирует закончить игру ещё больше, чем отсутствиен аудитории. Увы.

  3. Я не могу вспомнить ни одного автора, который в ифне бы реально перестал писать из-за критики. Хотя да, много кто грозился. Может быть ты парочку напомнишь из тех, кто реально ушел? А вот людей, которые перестали писать обзоры и давать фидбек из-за криков авторов у нас сколько угодно. Причем, фидбек сразу всем, а не только обиженным. Поэтому это еще вопрос, кого же реально в ифне надо поддерживать. Я однозначно за обзорщиков. У нас никто хорошие игры говном не называет, а называть говно говном иногда все-таки полезно. Особенно если авторы хоть и кричат, как резанные свиньи, но писать не перестают, так что и рисков никаких нет.

    Кстати, обзорщики — это такие же авторы, возможно не меньше рефлексирующие от игр, просто чужих, что требует еще большей чуткости. Почему, Антон, ты не применяешь этот принцип и к ним, когда автор начинает обесценивать работу обзорщика своими обиженными криками и подобными постами, что все критики типа мудаки?

    Тот же Петр уже 10 лет грозится перестать писать, но пока за это время лишь перестали писать несколько обзорщиков, на которых он срывался. И лично мне жальче именно их.

  4. Но и авторам нужно распечатать и повесить над столом эти строки:
    «Для меня самый простой способ легче относиться к критике — самому критически относиться к результатам своей работы. Зная свои минусы, чужая критика становится не плевком в душу, а просто не очень удачной по форме констатацией того, что мне и так известно» (https://twitter.com/thoughtsofindie/status/1022854849199833088)
    Вот это — правильная толстокожесть, а не когда вся критика пофигу.

    1. Как автору относиться к критике — это тема для отдельной статьи, как мне кажется. Согласен, самокритичность помогает воспринимать критику со стороны. Но самокритичность же приводит к тому, что автор перестаёт писать, исходя из позиции, что всё равно пишу плохо, никому не нравится, зачем тогда тратить столько сил и т.д. Я, например, не могу писать игры (да даже и обзоры), если у них не будет аудитории. Отсутствие аудитории меня деморализует полностью. Я не творец божьей помощью, мне надо реально напрягаться, чтобы написать даже вшивый «Банан». Что же говорить о более крупной игре, на которую надо потратить, скажем, два-три месяца работы? Я помню, как Корвин сокрушался по поводу своей «Короны Дьюрина» — он считал её своим magnum opus, а в неё мало кто поиграл. Я не прошу сочувствия, если что, я пытаюсь понять, что делать. 🙂

  5. Философия сырых никчемных тряпок. Наверное ты также рассуждал и когда писал некроссплатформенную FireURQ, типа говно, но с душой, поэтому любите меня.

  6. Вообще мнение касательно того, что автор должен быть толстокожым и готовым в любой момент пойти в контратаку популярно в творческой среде. Однако важно понимать, что равнодушие и эмоциональная черствость, это как раз те две вещи, которые человек занимающийся творчеством себе позволить не может. А уж гордится этим и вовсе зазорно. Представьте себе на минутку, что сверхчувствительный прибор начинает измерять с чудовищной погрешностью, что север или восток для него почти одно и тоже. Куда мы прилывем с таким компасом? Простите за может быть не столь приятное сравнение, но автор должен чувствовать свой запах, а это сложно.

    Адепты толстокожести искусно воюют, но при этом времени на творчество у них не остается. Не раз такое видел. Так что и они уязвимы. Какой-то идеальной тактики не существует. Либо воевать, либо заниматься творчеством.

    Яссенский писал:

    Не бойся врагов — в худшем случае они могут тебя убить.
    Не бойся друзей — в худшем случае они могут тебя предать.
    Бойся равнодушных — они не убивают и не предают, но с их молчаливого согласия существует на земле предательство и ложь.

    1. Спасибо. Не все могут быть толстокожими. Но важно продолжать творить, если есть потребность. Собственно, об этом и цитата.

  7. Хорошо сказано. Но что-то у тебя уже второй пост на эту тему. Наплюй на всех злословов и делай для себя — то, что считаешь важным, нужным, красивым, интересным, прикольным — тем, что должно быть сделано.

    1. Ты считаешь я себя подбадриваю? Ну себя тоже, наверное. Но вот на канале инстеда неделю назад один автор хотел перестать писать игры только потому, что его раскритиковали в обзоре. Я считаю важным поддерживать стремление к творчеству, каким бы ни был конечный результат. Я знаю при этом, что многие считают иначе.

      1. Ну, начать стоило бы с того, что просто посмотреть на критикана — что он представляет собой, как личность. Стоит ли его мнение по любому вопросу хотя бы времени, потраченного на ознакомление с ним. Далее, произвести анализ аргументов — уж не затесалась ли среди них вкусовщина, влияние магнитных бурь и прочее такое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *